Том 2
История живописи
Партнёрские ссылки:

Живопись "золотого века" в средней Италии
X - Бесподобный Рафаэль Санти

3 - Путь к индивидуализму

В общем, Рафаэль ступает на первых порах осторожно, но иногда он и тогда уже позволяет себе довольно значительные смелости. Так, позади трех очаровательных "Граций" (Шантильи)109 - совершенно неожиданно для ученика Перуджино - расстилается пустынный пейзаж определенно грандиозного характера, отличающийся, однако, от аналогичных мотивов Микель Анджело большей мягкостью контуров, а также своей глубиной, далеких пейзажей у Микель Анджело ведь вовсе не найти. Эта маленькая картина как бы уже предвещает тот "пустой мир" на образе "Спасителя" фра Бартоломео, о котором мы говорили и который написан десять лет спустя. Но только, сообразно с сюжетом, пустынность в картине Рафаэля не мрачного характера, но, напротив того, полна какой-то неизъяснимой ласки.

 

Рафаэль. Бракосочетание Богородицы. Брера. Милан.

Ряд ранних произведений Рафаэля, относительно которых известно, когда они написаны, могут служить вехами его развития. Сюда относится образ "Распятия" из Чита ди Кастелло (ныне собрание Монд), оконченный в 1503 году, "Коронование Богородицы" того же года и, наконец, знаменитое "Sposalizio", ныне украшающее Бреру в Милане, 1504 года. Первая из этих картин составлена целиком из перуджиновских мотивов, и даже в пейзаже нет ничего своеобразного; только то уж замечательно, что из всех пейзажных схем Перуджино Рафаэль взял самую простую и спокойную. В картине "Успение и коронование Богородицы", которую Рафаэль написал для церкви францисканцев в Перуджии (ныне в Ватикане), он, несмотря на продолжающуюся близость к Перуджино, обнаруживает уже большую самостоятельность, и на желание уйти от условных схем указывает хотя бы один поворот в сторону саркофага, хранившего тело Марии; эта деталь придает симметричной композиции значительное оживление. В прелестных архитектурных декорациях, в которых Рафаэль изображает в предэлле того же образа "Благовещение", "Поклонение волхвов" и "Представление во храм", он придает перуджиновским мотивам особую легкость и грацию. Лишь некоторые несообразности в деталях конструкции выдают одновременно с желанием Рафаэля сочинить что-то новое и некоторую неопытность юного мастера.

Первым совершенным произведением Рафаэля можно считать чарующее "Sposalizio" ("Бракосочетание Иосифа и Марии"), написанное для Сан-Франческо в Чита ди Кастелло. И здесь он еще выдает свою зависимость от Перуджино110, однако формулы "последнего примитива" принимают неожиданно в произведениях его ученика новую полноту и мягкость и утрачивают всякие следы "готической" скованности. В смысле ритма линий и сплетения их нельзя идти дальше, оставаясь в том же стиле кватроченто. Юность же Рафаэля (ему было всего двадцать один год, когда он поместил свою подпись на этой картине111), какую-то черту ученичества можно усмотреть в отсутствии драматичности, в "тишине" общего впечатления, а также в той нарочитости, с которой все "позируют на скромность".

Совершенно не приложим термин "ученический" к декорации, составляющей фон этой картины за фигурами, вставшими плотной группой на первом плане. Именно эта декорация - не только фон, но и как бы самая основа всей композиции. Попробуйте отнять этот Иерусалимский храм и заменить его неопределенной пейзажной схемой или просто небом - и картина потеряет девять десятых своей прелести. Незрелость Рафаэля сказалась и здесь лишь в том, что храм он отставил слишком далеко от действия, что он его не сделал "участником" в происшествии. Рафаэль еще не вступил тогда на новый путь и не отказался от формул своего учителя112. Однако то, как переработал он эти формулы, как он их усовершенствовал, показывает принадлежность мастера к эпохе полной художественной зрелости.

Примечания

109 Споры о времени происхождения как этих, так и всех названных картин не закончены. Все согласны, во всяком случае, с тем, что они писаны до "Sposalizio", иначе говоря, до 1504 г. Мотив трех обнявшихся нагих женщин Рафаэль не должен был непременно заимствовать с известной группы "Граций", стоявшей уже тогда в библиотеке Сиенского собора. Он мог встретить ту же пластическую идею и в какой-либо античной камее.

110 При желании можно усмотреть болонское влияние в некоторых головках "Sposalizio", однако нам претит вообще подобный анализ, согласно которому всякое новое произведете есть лишь сумма предыдущих. Нужно думать, что кое-что принадлежит и Рафаэлю целиком или хотя бы просто духу времени.

111 "Raphael Urbinas M-DIIII" стоит красивыми буквами над средней аркой храма. Одна эта подпись на этом месте характеризует сознание собственного достоинства в мастере, который только что еще начинал свою карьеру.

112 Рафаэль не был еще тогда в Риме, но он мог знать композицию "Передачи ключей" Перуджино по его рисункам, которые Пьетро хранил очень тщательно и из которых он любил сам заимствовать не раз уже использованные мотивы, казавшиеся ему особенно удачными. Гипотеза зависимости миланского "Sposalizio" от картины на тот же сюжет, считавшейся произведением Перуджино и хранящейся в музее Caen (Пассаван предполагает даже, что воля заказчиков была, чтобы Рафаэль повторил в общих чертах произведете своего учителя), не встречает за последнее время признания. Очень поколеблена самая уверенность в том, что картину в Caen действительно исполнял Пьетро Вануччи по заказу в апреле 1499 г. для собора в Перуджии. Известно только, что еще в 1500 г. картина не была начата. Беренсон высказывает мнение, что картина в Caen была написана Спаньей в подражание Рафаэлю.

Рейтинг@Mail.ru
Электронная интернет версия работы Александра Бенуа "История живописи" 2009 г.