Том 2
История живописи
Партнёрские ссылки:

Венецианская живопись "Золотого века"
IV - Лоренцо Лотто

2 - Пейзаж в живописи Лотто

И в луврском "Св. Иерониме" многое присочинено, многое разработано сообразно с условностями, от которых не мог сразу отделаться и Джоржоне; так, грани правой скалы, скалистый "пьедестал" под святым отшельником, мелкие камушки на авансцене, неизбежные иссохшие деревья, означающие "пустыню" - реминисценции кватроченто; но все главное носит несомненный оттенок непосредственного наблюдения и бесхитростного копирования выбранного в природе мотива. Изучение "Св. Иеронима" позволяет признать за оригинал Лотто и прелестную, хотя и более примитивную и наивную картину в собрании сэра М. Конвэ "Даная", имеющую много общего с луврской картиной. Беренсон, вероятно, прав, отодвигая время ее написания приблизительно до 1498 года. Деревья здесь несколько более условны, нежели на "Св. Иерониме" но пейзаж в целом, пожалуй, носит еще более "искренний" характер. На сей раз это чисто-германский зеленый лесной пейзаж. Если убрать неловкую фигуру Данаи, лежащую посреди сцены, убрать наивно нарисованную фавнессу, пробирающуюся между стволами рощи слева, и фавна справа, то получится как бы прототип знаменитого "чистого" пейзажа Адьтдорфера в Мюнхенской Пинакотеке. Есть нечто общее между этой картиной и несколькими мифологическими картинами Чимы в Пармской и Берлинской галереях, а также с картинами Перуджино и Косты, которыми Изабелла дЭсте украсила свой "габинетто" в Мантуе (ныне в Лувре). Однако сравнительно с теми произведениями уже зрелых мастеров, юношеская картина Лотто поражает большей свежестью и удивительным пониманием природы, как бы самого аромата "зеленого царства".

Лоренцо Лотто. Мадонна со святыми (1521). Церовь сан-Бернардино в Бергамо.

В этих картинах очень мало типичного для ученика Виварини42. Тем удивительнее встретить совершенно определенные черты венецианского "кватрочентизма" в картинах Лотто последующего времени: в "Мадонне" Неаполитанского музея (приблизительно 1503 г.) - сходство с Чимой, в "Мадонне" церкви Санта-Кристина близ Тревизо (около 1505 г.) - обычная композиция в духе запрестольных образов Беллини, в образе "Взятие Богородицы на небо" в Азоло (1506 г.)43, в картине "Бракосочетание св. Екатерины" в Мюнхене и в "Мадонне со святыми" в Реканати (Муничипио, 1508 г.). Можно предположить, что первоначальное свое образование Лотто получил не в мастерской Альвизе, что даже начал работать самоучкой (какая-то черта автодидактизма замечается на протяжении всего его творчества) и лишь зрелым человеком, для "пополнения образования", для приобретения лучшей техники и более крепкой "дисциплины", пошел к Альвизе.

Следуя некоторое время "иконному" стилю "муранцев" и "беллинесков", Лотто не отдает большого места пейзажу. Он его отодвигает в фон. Фигуры у него теперь не в пейзаже, а перед пейзажем. Но пейзажные фоны и на этих картинах поражают своеобразной красотой и большим чувством правды. В пострадавшей от реставрации, но все же восхитительной неаполитанской "Мадонне со св. Петром Доминиканцем" позади фигур стелется голубой с черноватыми тенями приальпийский пейзаж, с дорогой, вьющейся между холмами, с городом на возвышении. Мотивы, как бы урывками видимые между фигурами, производят впечатление этюдов с натуры. Дивный приальпийский пейзаж украшает и странное в иконографическом отношении "Взятие Богородицы на небо" (Азодо). Примитивизм здесь сказывается в некоторой граненности форм, в резкости силуэтов деревьев, в странной перспективе, сообщающей миниатюрный характер второму плану44. Поразительна зато здесь узкая предэлла, содержащая вместо обычных религиозных сюжетов во всю свою длину панорамный вид приморских Альп, с укрепленным городом на холме, с бухтой, врезающейся между гор в глубину суровой страны. Этот мотив, без сомнения, целиком заимствован с натуры.

Лоренцо Лотто. Житие святой Варвары (1524 г.). Фрагмент фрески в "Ораторум Суарди". Трескорре.

В 1509 году мы застаем Лотто за работой в Ватикане. Что именно им написано здесь и сколько времени он пробыл в Риме, остается невыясненным, но что он мог видеть, принимая участие в ватиканских работах этого "счастливого" времени, для нас ясно. Тем более странно, что не типично римские, а умбрийские влияния проявляются в первой его картине, написанной после пребывания в Риме - в "Положении во гроб" в Иези: картине неловкой, некрасивой, жеманной и лишь поражающей новым для Лотто расположением компактных фигур на фоне далекого, слегка перуджинеского пейзажа45. Эта странная картина доказывает кроме того, что венецианцу новые впечатления от умбрийской живописи послужили не столько в пользу, сколько во вред. Но уже в 1514-1515 годах эти впечатления как будто преодолены мастером, и он пишет для Альцано пастельную сочную картину "Убиение св. Петра Доминиканца", в которой венецианец сказывается в полной мере. Особенно прекрасен здесь "густой" пейзаж, с его купами деревьев, быстро и сочно написанными, напоминающими не только Джорджоне или Романино, но и Веласкеса и Мане46.

Примечания

42 Нужно сознаться, что признаки "школы Виварини", приводимые Беренсоном, чересчур мелки.

43 Под последней картиной, украшающей приходскую церковь Азоло, стоит подновленная подпись "Laurent Lotus Iunior" MD.VI., что как будто указывает на существование какого-то "старшего" Лотто. Однако как кажется, до реставрации подпись гласила: "Laurent Lotus, junii 1506".

44 В этой миниатюрности есть даже что-то жутко-фантастическое, точно природа съежилась, точно мы на нее смотрим в уменьшительное стекло. Самые мотивы пейзажа, особенно дали, напоминают Монтанью и других вичентинцев. Резкими, точно вырезанными кулисами представляются и два ближайших дерева с их темной листвой, служащие "усилению" фигур св. Антония и Людовика Тулусского.

45 Рафаэлескные черты можно здесь усмотреть только в ангелочках, летающих над группой самого "Положения". Более рафаэлескный характер носят ангелы на фреске "Торжество св. Винсента Феррера" в Sari Domenico в Реканати, относимой Беренсоном к 1512-1513 годам. Можно еще указать, что в образе "Мадонна со святыми" 1516 г. в бергамском Сан-Бартоломео наблюдается, рядом с последними пережитками кватрочентистских формул, и желание подойти к грандиозному стилю римских архитекторов-живописцев. Общий строй такой же беллинескный, как и в образе Santa Christina. He забыта даже излюбленная и Мантеньей, и Виварини несколько театральная, подробность - род балкона вверху с перегнувшимися через балюстраду ангелами. Но в деталях архитектуры Лотто старается повторить колоссальность и пышность измышлений римских художников, и, однако, наклонность к живописному эффекту в венецианце берет верх - в результате получается нечто несуразное, лишенное как стойкости, так и гармонии. Отметим в хитрой и горячей светотени этой картины особенную близость к Корреджо.

46 Чтобы понять пройденный венецианской живописью путь, полезно сравнить эту картину с картиной того же сюжета "школы" Беллини" в Лондоне. Обе прекрасны, но как чувствуется в картине Лотто зрелость искусства, полнота культуры. Чтобы понять дальнейший ход венецианской живописи, сравним опять эту же картину Лотто с знаменитым произведением Тициана (хотя бы в копии Бориспольца в Академии Художеств). Если Лотто - лето, то Тициан - уже осень. Дух, аромат в картине, открывающей собой венецианское барокко, более крепкий и уже содержащий какое-то "веяние смерти". Деревья у Лотто сочны и прекрасны, у Тициана они "трагичны".

Рейтинг@Mail.ru
Электронная интернет версия работы Александра Бенуа "История живописи" 2009 г.